January 17th, 2014

санузел

Стокгольмский синдром - фигня

Хочу неофициально зарегистрировать здесь новый, гораздо более опасный и распространенный, Русский синдром. Это поколениями воспитанное психическое расстройство, которое заставляет миллионы людей проникаться глубокой симпатией к человеку или группе людей, унижающих, обманывающих, обворовывающих и даже убивающих их. Например, есть некий административный глава, который нагло и прилюдно ворует, есть команда его приспешников, которые воруют ещё более нагло - настолько, что глупо попадаются, попадают под следствие, лишаются должностей, свободы и т.д. При этом неизменно падает общий уровень жизни, социальная напряженность растёт, нищих становится всё больше, уровень рождаемости падает, смертность и заболеваемость непрерывно растут, но зато строится множество коммерческих объектов, задача которых: предоставить населению новые возможности потратить деньги. Из года в год. Уровень жизни народа ухудшается, а уровень жизни чиновника растёт, публично, цинично, нагло. И вот происходит чудо - чиновника снимает с должности другой чиновник, рангом выше, который тоже проворовался, но не настолько открыто и который изо всех сил старается своё имя отбелить.

Вот в этот момент и проявляется Русский синдром.

Начинается плач, скорбь, всхлипы и прочий срач на тему "а мне он нравится", "все равно его не брошу", "как же мы без него", "лучше уже не будет", "вы все - продажные дураки" и т.п. Брошенные крестьяне плачут по барину. По тому самому, который сосал их кровь, ел их хлеб, придумывал новые способы отнять у них кровные деньги вместо того, чтобы придумать, как сделать их жизнь лучше. Любовь к тирану воспитана в большинстве из нас веками! Мы до сих пор не выжили из сознания это наследие феодального строя. Этот психо-атавизм - в генах, он передается от родителей детям. Новейшие поколения, не все, но многие, только начинают учиьтся думать иначе. И всё же большинство подсознательно остаётся крепостными крестьянами. Грустная история. Но в ней есть надежда на излечение. Жаль, мы его не увидим. Может быть, повезёт нашим внукам.